Сколько еще Кишиневу нужно безымянных могил на Днестре?

 

 

{Сколько еще Кишиневу нужно безымянных могил на Днестре?} Молдавские Ведомости

После того, как официальный Кишинев объявил Дмитрия Рогозина персоной нон грата, казалось, российско-молдавские отношения не могут еще больше испортиться. Однако на подходе новый виток напряженности, после чего может последовать одностороннее расторжение Соглашения о  принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова 1992 года. Если этот шаг будет сделан, то стороны конфликта окажутся свободными от обязательств не применять оружие друг против друга. А механизм поддержания мира на Днестре будет уничтожен.

Действительно ли события станут развиваться именно в этом направлении, и как далеко готов зайти Кишинев в своем противостоянии с Москвой? 

«Дирижер»

Конечно у тех событий, которые мы рассматриваем, есть определенная последовательность. Они не возникают спонтанно, и каждое является продолжением предыдущего. На это также указывает и характер участников, их связи, цели и проявленные интересы.

Безусловно, первоначальный импульс тому, что происходит сегодня в Молдове, был дан в апреле 2009 года. Это был поворотный момент в истории страны. Не потому что якобы демократы восстали против якобы тоталитарных коммунистов. Просто далеко от самой Молдовы было принято решение о превращении государств, окружающих Россию на Западе и юге, из друзей Москвы в ее оппонентов. Они должны были стать «стаей собак», с помощью которой «охотник» начинает травлю «русского медведя».  Инструмент реализации этой стратегии был назван «Восточным партнерством».

Сегодня  дружный «лай собак» слышен всем. И можно видеть как тем, кто проявляет большую злость и агрессию, «хозяин» бросает «косточку» покрупнее. И даже треплет шерстку да поглаживает по головке.

В случае Молдовы стратегической целью были одновременная интеграция в структуры НАТО и вывод российских войск и миротворцев из Приднестровья. Вся молдавская политика последнего времени крутится именно вокруг этих краеугольных задач. Они реализуются последовательно и неуклонно. Остановки, задержки и промедление были вызваны тем, что местные фавориты, которым цели были доведены, по ходу дела бесконечно ссорились друг с другом из-за денег, должностей и желания быть лидером, и отвлекались на воровские мега аферы вроде «кражи века».

Отправной точкой был сам факт подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Потому что в нем содержались положения о сотрудничестве в области безопасности. Это означало, что действие таких силовых структур, как министерство обороны и СИБ, Высший Совет безопасности при президенте переходит в подчинение западным «кураторам». И последние в дальнейшем будут определять политику Кишинева в области безопасности, отдавать команды специалистам, рекомендовать кадры на руководящие должности, направлять действия властей. Так за спиной Кишинева появился невидимый «дирижер», который руководил всем «оркестром». Когда он давал отмашку,  те или иные «музыканты» - политические фигуры совершали необходимые действия, делали декларации, ориентируя общество.   

«Большой брат» 

С тех пор мы и стали наблюдать события, которые всегда вызывали в обществе резонанс, потому что не были проявлением людских настроений, а как бы возникали по взмаху «невидимой руки». Но между такими событиями,  несомненно, существовала определенная связь.

Что вспоминается  в первую очередь?

С какого-то момента мы стали узнавать об эксцессах в кишиневском аэропорту. Там задерживали российских военных, которые следовали или в Приднестровье, или из него. Потом появились российские эксперты, которых неожиданно объявляли невъездными. Затем дошла очередь и до российских журналистов. Их не допускали к освещению событий. Были шумные инциденты и с официальными лицами приднестровской администрации, у которых ранее не возникало никаких проблем во время пересечения воздушной границы. У всех этих скандальных «задержаний» было нечто общее. Они словно устанавливали «блокаду» неким процессам, связанным с Россией. И, прежде всего, чинились препятствия контактам Москвы и Тирасполя, в особенности создавались сложности российским военным, миротворцам, которые нуждались в ротации.

Поскольку круг лиц, ставших объектами ограничений, достаточно широк, то возникает вопрос: неужели вдруг молдавские спецслужбы обрели всемогущество? И теперь им оказалось под силу вести наблюдение за передвижением огромного потока граждан зарубежного государства? Когда аппарат  достаточно скромных молдавских спецслужб смог сформировать гигантскую базу данных «сомнительных», «подозрительных», «нежелательных», «опасных» зарубежных граждан? И как ему удается отслеживать их действия и передвижение в режиме реального времени? Ответы на эти вопросы, разумеется, лежат на поверхности. Здесь не обошлось без помощи всесильного  «партнера», ведущего наблюдения и слежку повсеместно, беспрерывно и за всеми. И для этого он должен обладать самыми передовыми технологиями. Поскольку аналогичные процессы можно было наблюдать после 2014 года и в соседней Украине, то очевиден и общий механизм действия служб безопасности, а также угадывалось и единое руководство. Только в случае Молдовы главным объектом повышенного интереса стала деятельность ОГРВ и российских миротворцев. 

Скрытая повестка дня 

Другим фактом, который обратил на себя внимание общества и даже стал объектом широких дискуссий в парламенте, была идея правительства Лянкэ установить вдоль Днестра пункты погранично-миграционного контроля. Поскольку никаких особенных событий в регионе не было, а даже наоборот, до 2013 года молдавское правительство в лице Влада Филата и руководство приднестровского региона в лице Евгения Шевчука активизировали контакты и обсуждение наболевших проблем, возникало недоумение. Было непонятно, с какой целью официальный Кишинев хочет в одностороннем порядке фактически установить границу на своей стороне и фиксировать малейшие передвижения граждан из региона и в регион? Для чего это нужно?

Сегодня многим ответ на данный вопрос уже, видимо, ясен. Это было одним из пунктов плана действий в связи с российским военным присутствием в Приднестровье. 

Россия – «потенциальный противник» 

Безусловно, определенные процессы происходили и в военной сфере. Напомним, что летом  2014 года в Молдову прибыло около 80 военных специалистов из США. Их задачей было оценить состояние военной техники и вооружения, инфраструктуры объектов гражданской обороны и боевых навыков национальной армии. Отрабатывались методы ведения боевых действий, в том числе силами особого назначения.

Все это было частью программы евроатлантического и европейского сотрудничества на Балканах. Одна из приоритетных целей - вывод российского миротворческого контингента из Приднестровья и замена его международной миссией. Об этом прямо говорилось в резолюции конгресса США, в которой «было предложено признать Украину, Молдавию и Грузию вненатовскими союзниками». Журналисты портала Мoldnews, ссылаясь на свои источники в нацармии, рассказали, что в тот момент с молдавской стороны  данную политику курировали премьер Юрий Лянкэ, посол в США Игорь Мунтяну и ответственные чиновники МИДЕИ.

Тогда же сформировалась и была озвучена некая единая политика руководства молдавской армии по отношению к российскому военному присутствию. Бывший в тот период министром обороны Виорел Чиботару говорил, что Молдова должна признать Россию «потенциальным противником» и сделать все вытекающие из этого выводы». Он также продвигал доктрину сближения с НАТО и Румынией. Сменивший его Анатол Шалару  развил идею предшественника и провозгласил тезис  «Одна армия и  два министра», имея в виду объединение молдавской армии с румынской. 

В это же время была пересмотрена Стратегии национальной безопасности страны. Ее утвердил высший совет национальной безопасности  при президенте Николае Тимофти. Известно, что в разработке Стратегии участвовали зарубежные эксперты. В частности, из Европейского центра исследований в области безопасности им. Дж. Маршалла (США-Германия) и Центра по предотвращению и раннему предупреждению конфликтов (Румыния).

Тогда президент Тимофти предложил министру обороны достичь военного баланса сил в стране. И Шалару объяснял, как этого можно добиться. Назывались два пути: «или присоединить РМ к НАТО, или за счет иностранного военного присутствия на территории Молдовы…». Конечно же, усилить молдавскую армию можно и за счет значительного увеличения  ее  финансирования. Однако денег в бюджете нет. Но есть другая возможность изменить баланс - вывод российских военных и миротворцев с одновременной передачей вооружений Кишиневу. 

Вспомнив некоторые события и декларации из недавнего прошлого, мы обнаруживаем истинный смысл громких событий последних месяцев и можем ясно увидеть, к чему ведет нынешняя молдавская власть. 

Почему события понеслись? 

После того, как США объявили Россию «стратегической угрозой номер один» и ввели новые санкции, у таких зависимых стран как Молдова просто не оставалось выбора, кроме как приступить к реализации антироссийского сценария. Тем более, что накануне очередных парламентских выборов ДПМ, имеющей очень маленькую поддержку в обществе и конкурентов на правом фланге, нужно было предоставить «хозяину» веские аргументы, чтобы Вашингтон признал демократов главным партнером и фаворитом.

Два побудительных фактора слились, и  события понеслись.

Высылка российских дипломатов, арест «шпиона», собиравшего секретную информацию для России, массовые задержания в аэропорту журналистов, артистов, и даже ответственных лиц правительства, заявление парламента о необходимости вывода российских войск из Приднестровья и трансформации миротворческой миссии. Так все развивалось. Ну а затем  возник всплеск напряженности вокруг 25-летия подписания Соглашения о мире и визита Дмитрия Рогозина. Уточним, что инициатива объявить российского вице-премьера персоной нон грата принадлежала группе экспертов и НПО, которые организовали сбор подписей под соответствующей петицией. Эти политологи и неправительственные организации существуют на западные гранты, в основном, американские. Некоторые из них собирают информацию политического, экономического, социального, военного характера о ситуации в Приднестровье, готовят аналитические сводки и отчеты. Несмотря на то, что петиция набрала всего около 1800 подписей (то есть молдавское общество ее фактически проигнорировало), правительство приняло  скандальное решение по Рогозину. 

Сколько еще Кишиневу нужно безымянных могил на Днестре? 

Поскольку это был шаг, очень похожий на «сжигание всех мостов», стало ясно, что режим  не остановится и продолжит обострять отношения с Россией.

Кишинев решил включить вопрос о выводе российских войск из Приднестровья в повестку дня ГА ООН. Павел Филип выехал в США и с трибуны ООН озвучил требование молдавских властей. Также стало известно, что МИДЕИ препятствовало организации поездки в ООН президента, у которого иной взгляд на эту проблему.

Конфликт президента и правительства вокруг отправки молдавских военных на учения НАТО на Украину одни рассматривают как спектакль, другие - как начавшуюся войну ДПМ и ПСРМ. Однако, скорее всего, корень  этой конфронтации - в геополитике. «Пророссийскость» Додона стала мешать реализации планов Запада, а отменить их режим просто не в силах. И спор вокруг назначения нового министра обороны стал принципиальным. Именно поэтому председатель парламента предупредил, что, «возможно, в скором времени армия не будет признавать президента». А Додон заявил, что как главнокомандующий не примет присягу министра обороны.

Как же далеко все это может зайти? Думается, в лучшем случае Игоря Додона могут лишить любых функций, связанных с вопросами безопасности. В худшем – должности.

Поскольку активность американских организаций в Молдове возросла, нам следует ожидать новых шагов кишиневских властей по обострению отношений с Россией.

Такие американские структуры, как Freedom House, Internews и USAID, уже провели обсуждение в парламенте мер по  противодействию  российскому влиянию в СМИ.  

И вскоре мы увидим новые законодательные запреты для телерадиокомпаний России, вещающих в Молдове.

А на днях группа проамериканских НПО во главе с IDIS «Viitorul» (организацию возглавляет экс-посол Молдовы в США Игорь Мунтяну) выступила со специальным меморандумом по ОГРВ. Среди авторов обращения к правительству - и два бывших министра обороны. В заявлении говорится, что возросшая активность российских военных в Приднестровье превратилась в серьезную угрозу для страны. Кроме того, из арсеналов бывшей 14-й армии оружие якобы поступает на черные рынки, а затем - в «горячие точки». Хотя в условиях полной блокады приднестровских границ самой Молдовой и Украиной это заявление выглядит неубедительным, авторы требуют вывести российские войска и миротворцев из региона, а против всех начальников силовых структур, включая командующего ОГРВ, начать уголовное преследование.  

И самое главное – проамериканские НПО настаивают, чтобы власти Молдовы аннулировали Соглашение о прекращении огня от 1992 года.

Таким образом, если раньше Молдова де факто вышла из Соглашения о мире 1992 года, то теперь ставится вопрос о выходе де юре. Из всего сказанного выше становится ясно, что меморандум о выводе ОГРВ и аннулирование соглашения о мире - такой же «рояль в кустах», как и петиция об объявлении Рогозина персоной нон грата.   

А между тем  Кишинев еще до сих не завершил работу по опознанию жителей правобережья, погибших во время вооруженного конфликта 1992 года. На бендерском кладбище много могильных плит без надписей. Пока все жертвы братоубийственной войны не узнаны и не оплаканы. А может быть, эти люди просто забыты, как забывают ненужные вещи?

Так сколько Кишиневу еще необходимо безымянных могил на Днестре, чтобы понять ценность мира и уразуметь исконные интересы собственного народа, чтобы не путать их с целями другого государства?  

Источник
Ваш отзыв
*
*