Путин ставит жирный крест на евроинтеграции Молдовы и ее объединении с Румынией?

 

 

{Путин ставит жирный крест на евроинтеграции Молдовы и ее объединении с Румынией?} Молдавские Ведомости

Участие Молдовы в саммитах совета глав государств СНГ  в последние три года  всякий раз завершается конфузом.  Тимофти снова не поехал в Москву. Но режим Плахотнюка в ловушке: Москва не собирается идти навстречу Кишиневу, если он сам не сделает серьезных компромиссных шагов. Путин сделал Молдове предложение, от которого она не может отказаться. 

Финансовые и другие сложности 

Напомним, что в 2014 году в Минске Николае Тимофти устроил споры на повышенных тонах с Владимиром Путиным, и, как говорят очевидцы, чуть не взял президента России за грудки. Хотя тема общей дискуссии была спокойной  и не предполагала горячих ноток.

В прошлом году тот же Тимофти отказался ехать на саммит в Казахстан и сослался на слишком большую занятость. Хотя его рабочий график не был напряженным и даже не предполагал никаких награждений, чем обычно занят молдавский президент. Позже появилась версия, что Тимофти не может уехать из-за обстановки в стране. Многотысячные митинги требовали срочной отставки главы государства,  и он боялся покинуть свою резиденцию, так как мог возникнуть «вакуум власти». А выезд из страны в пик демонстраций  могли расценить как трусливое бегство.

Тогда на саммит глав государств Молдова отправила заместителя министра иностранных дел. В Казахстане даже Туркменистан, президент которого, как правило, не ездит на подобные мероприятия, был представлен на более высоком уровне - вице-премьером.

В этом году в Киргизии стало известно, что Молдова не сможет принять председательство в СНГ, так как существуют финансовые сложности, а также есть опасения из-за того, что 2018 г. будет электоральным «со всеми вытекающими последствиями». И поэтому председательство перешло к России. 

Был ли подтекст? 

Однако даже не данное обстоятельство, а всего несколько замечаний, сделанных президентом России, могут вызвать резонанс в Молдове, если пытливые умы попытаются «расшифровать» истинный смысл его коротких реплик.

Поскольку слова Владимира Путина всегда хорошо взвешены и имеют часто подтекст, то интересно понять, не спрятаны ли в и данном случае некоторые принципиальные моменты российской политики по отношению к Молдове?

Думаю,  ставить так вопрос можно хотя бы потому, что в последнее время из-за неудач в реализации соглашения об ассоциации с ЕС ( в том числе, сильному падению экспорта и импорта), молдавское правительство решило восстановить двусторонние экономические и торговые отношения с Россией, так сильно пострадавшие из-за увлечения туманной западной перспективой.

Сильное желание молдавских властей вернуться к прежнему формату вытекает из  официального релиза правительства, в котором дается оценка саммита в Киргизии. В информационной ноте правительства говорится,  что, по мнению премьера,  «встреча руководителей стран СНГ представляет собой подходящую платформу для общения, в том числе на двустороннем уровне, предоставляя возможность обсуждения и поиска путей решения вопросов, возникающих между государствами-членами СНГ». И что делается все возможное для решения «существующих в настоящее время проблем между Республикой Молдова и Российской Федерацией».

Так что же следует ожидать Павлу Филипу и молдавским экономическим агентам, желающим вернуться на российский рынок? 

Скобки  раскрываются

Первая фраза российского президента,  на первый взгляд, ничем особым не отличается и является протокольно-дипломатической: "Как известно, Молдова должна была идти по очереди следующим председателем (совета глав стран СНГ). Но, имея в виду сложности, которые мы все знаем, мы желаем, чтобы эти сложности в Молдове были преодолены как можно быстрее».

Обычная констатация того, что всем известно и дежурное пожелание увидеть преодоление проблем. Но скобки легко раскрываются.

К уже перечисленным выше «сложностям», заставившим Молдову отказаться от председательства в совете глав стран СНГ - финансовым и электоральным, безусловно, нужно добавить геополитическую нестыковку курса нынешней Молдовы с процессами в СНГ. 

Послание к выборам?

Функционально и идеологически ее олицетворял молдавский президент Тимофти. В Минске на саммите он чувствовал себя не в своей тарелке, создал нервозность и на этой почве устроил словесный поединок с Путиным. В своих выступлениях по разным поводам он постоянно подчеркивал враждебность по отношению к России и братское расположение к Румынии,  часто обвинял Россию во вмешательстве во внутренние дела Молдовы и попытках сбить официальный Кишинев с европейского пути.

Нет смысла обсуждать прав или не прав Тимофти во всей его бравой риторике, потому что уходящий молдавский президент был в большей степени фигурой карикатурно-комической, технической и не влияющей на политические процессы в государстве. К тому же не воспринимался всерьез  и населением. Уровень его поддержки колебался всегда в рамках статистической погрешности в 3%, а СМИ каждый раз находили новый повод, чтобы сделать Тимофти объектом сатирических и юмористических материалов.

Безусловно, президент с таким видением межгосударственных проблем на пространстве бывшего СНГ и низким авторитетом у народа является серьезной «сложностью» для выстраивания долговременных и продуктивных отношений, как на двусторонней основе, так и в рамках Содружества независимых государств.

Лишь после того, как в Молдове  займет должность главы государства человек, получивший мандат на всенародных выборах и способный вести сбалансированную и выгодную народу политику с Востоком и Западом возникнут предпосылки для реализации пожеланий Путина.

То, что без пересмотра внешнеполитического курса не могут быть решены и финансовые проблемы государства, теперь хорошо осознали в Кишиневе. И правительство Филипа само инициировало этот процесс, обратившись к российскому руководству.

Таким образом,  именно контекст саммита глав государств СНГ и позволил российскому президенту отправить и населению Молдовы, и ее руководителям ясное и однозначное послание с помощью достаточно общей фразы. Но были сказаны нужные слова в нужное время и в нужном месте.

И теперь, учитывая, что президентские выборы в Молдове в самом разгаре, у жителей страны есть реальная возможность или изменить ситуацию, избрать себе вменяемого лидера и вернуться в стан государств, способных выполнять межгосударственные обязательства, или же сохранить прежний путь политической, экономической и социальной деградации.  Можно не сомневаться, что именно этот выбор имел в виду российский президент, высказывая пожелания, чтобы «сложности в Молдове были преодолены как можно быстрее». 

Молдова в тупике 

Следующая фраза Путина представила  механизм выхода из сложившейся ситуации, каким его видит сегодня Кремль.

Одновременно высказывается надежда на выстраивание двустороннего диалога. И в тоже время российский президент не уверен, что из этого  что-нибудь выйдет: «Надеюсь, мы выстроим какой-то рабочий диалог, посмотрим, что из этого получится. Нам очень хотелось бы, чтобы этот консенсус был найден. Но в двустороннем формате уже сделать этого не сможем, имея в виду, что Молдова подписала известное соглашение с Евросоюзом. Нам нужно, безусловно, участие Еврокомиссии. Будем надеяться на то, что вырулим на какие-то позитивные решения".

Из слов Владимира Путина вытекает, что Молдова оказалась в очень сложном положении. Она опутала себя обязательствами перед ЕС, и это сделало невозможными прежние связи с РФ и другими странами СНГ. Перед тем как Молдова подписала соглашение с Евросоюзом Москва многократно и настойчиво предупреждала Кишинев о неминуемых  отрицательных последствиях такого шага для  всего комплекса отношений.

И вот теперь, когда Молдова оказалась в крайне сложной экономической ситуации, когда экспорт сильно упал не только в СНГ, но и в Европу, будет сложно выстроить новую модель контактов. Те преимущества, которые обещали Молдове брюссельские функционеры, оказались фикцией. Сам  Кишинев не способен добиться выполнения предъявленных ему ЕС требований, а возврат на рынок России без пересмотра отношений с ЕС невозможен. Это – тупик.

Кому нужен весь этот «молдавский геморрой»?  

Вот почему Путин и говорит, что урегулировать ситуацию нужно с руководством ЕС. Фактически эту работу необходимо было сделать до того, как власти Молдовы решатся подписать соглашение с ЕС. Но Брюссель гнал горячку, подбадривал молдаван, давал авансы в виде безвизового режима, лишь бы затянуть Кишинев в свои сети. Таким образом телегу поставили впереди лошади. И  вот сегодня, когда всем стало совершенно ясно, что наделали, нужно искать очень сложные компромиссы. И для того, чтобы  Молдова вернулась к равновесию, ей  необходимо делать шаг в противоположном направлении. И это понятно.

Россия готова  обсуждать новую реальность, но вот как быть с Брюсселем? Захотят ли еврочиновники давать обратный ход? Не будут ли они выкручивать Кишиневу руки? Готовы ли они к компромиссам с Москвой, на условиях Кремля? Тем для обсуждения очень много. Но самое неприятное состоит в том, что за Кишинев никто его чемоданчик носить не собирается. Все эти сложности, как на Западе, так и на Востоке нужно будет преодолевать именно молдавским властям. Как парому метаться от одного берега к другому и обратно. А захочет ли пойти навстречу Кишиневу Брюссель? Ведь любые изменения в уже принятое соглашение нужно опять отправлять на согласование и утверждение парламентам всех государств ЕС. Заметим также, что любые попытки Кишинева кое-что отыграть назад  и добиться компромисса от ЕС будут приводить к потере Брюсселем лица. Готовы ли там к самопожертвованию?   

Спрашивается,  и кому  нужен весь этот «молдавский геморрой»? 

Вот почему Путин говорил: «Посмотрим, что из этого получится». 

Без альтернативы 

Однако проблема состоит в том, что вернуть российские рынки позарез нужно именно Кишиневу. Это вопрос самосохранения нынешней власти. И режим Владимира Плахотнюка находится в ловушке. Москва не собирается идти навстречу Кишиневу, если он сам не сделает серьезных компромиссных шагов. И какие это шаги?

Первый. Пересмотр соглашения с ЕС.

Второй. Отказ от сближения с Румынией и НАТО.

Третий. Поддержка компромиссных решений по Приднестровью.

Если Плахотнюк (и его коллеги) не смогут или не захотят сделать данных шагов - найдутся другие политики, готовые на них. Например, Игорь Додон. И если кандидат ПСРМ победит на президентских выборах, он обязательно начнет процесс возвращения на российские рынки. И тогда все политические дивиденды пойдут именно этой партии, а не нынешнему режиму. Времени на раскачку  у клана ДПМ очень мало.

И Игорь Додон будет действовать таким образом, что все очень скоро поймут: ассоциация с ЕС была крупной ошибкой. А объединение с Румынией надолго улетучится из повестки дня высшего государственного руководства.

Это далеко не все нюансы, которые вытекают из коротких, но нагруженных смыслом фраз Владимира Путина,  адресованных  и населению Молдовы, и политикам страны.

Альтернативой предложению российского президента являются  новые экономические, социальные и политические потери и потрясения, и следующее за ними переформатирование молдавской власти. Однако все эти процессы будут сопряжены с  ростом общественно-политической напряженности и скатыванием к хаосу. Легкую форму нестабильности мы уже наблюдали осенью 2015 г. 

Самое интересное, что Владимир Путин сделал предложение, от которого Кишинев сегодня не может отказаться. Ну а тем, кто думает, что может,  неплохо было бы внимательно изучить историю недавней «размолвки» Москвы и Анкары.

Автор - Сергей ТКАЧ, теледокументалист
 

Отзывы

2017-01-26 / ЮРИЙ
Все правильно-ЕВРОСОЮЗУ-МОЛДАВСКАЯ продукция НЕ НУЖНА и ГАЗ-ЕВРОСОЮЗ не ДАСТ,они сами покупают у РОССИИ
2017-01-26 / iurii.slucik
500тысяч-Молдавского населения,работающих в России-ЕВРОСОЮЗ=не ТРУДОУСТРОИТ,а Молдове выгодно получать переводы в Валюте
Ваш отзыв
*
*