National Interest вспомнил о вмешательстве США в Гражданскую войну в России

 
Сейчас уже мало кто помнит о том, что на стороне Белой армии во время Гражданской войны в России воевали более 13 тыс. американских солдат, пишет The National Interest. Вместе с белогвардейцами американские войска защищали опорные пункты, оттесняли большевиков, а также обеспечивали охрану Чехословацкого корпуса, вспоминает издание.
 
 
Ровно 100 лет назад Октябрьская революция в России возвестила о создании Советского Союза и рассвете коммунизма как глобального движения. Однако «силовая игра» большевиков ввергнет страну в Гражданскую войну, в которой на стороне Белой армии будут сражаться «союзнические государства», пишет The National Interest.
 
Многие, как отмечает издание, забыли о том, что более 13 тыс. американских солдат воевали с большевиками во время Гражданской войны в России, а около 400 солдат простились с жизнью на полях сражений «в необдуманной попытке» изменить результат этого конфликта.
 
Союзнические державы поставляли большое количество оружия через порты Мурманска и Архангельска, чтобы помочь российской армии в «несчастном конфликте» с Имперской Германией. Когда Ленин заявил о выходе России из Первой мировой войны, европейским державам нужно было убедиться, что оружие не попадёт в руки Красной армии. Как отмечает издание, в их же интересах была победа Белой армии над коммунистами.
 
Париж и Лондон уговорили президента Вудро Вильсона выделить бригаду для международной операции. Американский консул в Архангельске предупредил о том, что любое вмешательство неизбежно обострит конфликт и что Белая армия вряд ли сможет одержать победу. В итоге Вильсон распорядился отправить в Россию два отдельных экспедиционных корпуса.
 
Американский экспедиционный корпус в Северной России состоял из 5 тыс. солдат 339-го полка из Мичигана, в помощь которому были выделены инженерно-сапёрные и вспомогательные войска из 85-й пехотной дивизии. Отозванным с Западного фронта войскам выдали винтовки Мосина образца 1891 года со скользящим затвором, поскольку патроны для этого вида оружия были в изобилии.
 
Американские солдаты-пехотинцы под командованием Великобритании начали шестинедельные наступательные действия, в результате которых Красная армия была оттеснена к реке Северная Двина и Вологодскому железнодорожному узлу. Вскоре американские войска начали защищать опорные пункты, раскинувшиеся вдоль железнодорожных путей, которые вели до Мурманска и соединяли Архангельск с Вологдой. Поддерживать тысячемильные линии снабжения было исключительно трудно, и с этой задачей союзнические войска справлялись при помощи поездов, пароходов, а также оленьих и лошадиных упряжек, рассказывает The National Interest.
 
Несмотря на то что Великобритания выделила лишь незначительное количество войск, она отправила в Россию высокопоставленных офицеров, чьи «аристократические манеры» возмущали американских солдат-пехотинцев. Как отмечает издание, войска США лучше ладили с французскими и особенно канадскими артиллеристами.
 
Однако боевой дух резко упал в ноябре 1918 года, когда Первая мировая война официально подошла к концу. Войска из Мичигана продолжали воевать с русскими по неясным для них причинам. Затем наступила «коварная царица-зима». По ночам температура могла опускаться до -50 °С и ниже. Охлаждающая жидкость для пулемётов замерзала. Солдаты-пехотинцы теряли конечности из-за обморожений, раненые умирали от переохлаждения на поле боя. Американские солдаты начали писать письма и петиции в Белый дом с просьбами отправить их обратно домой.
 
Тем временем Красная армия наступала. В середине ноября большевики перебили около 300 американских солдат-пехотинцев в боях у деревни Тулгас. На протяжении трёх дней сражения британские войска и канадские артиллеристы оказывали давление на красноармейцев в южной части города, а затем американские пехотинцы начали неожиданную контратаку, которая вынудила большевиков отступить.
 
Как пишет американское издание, в январе 1919 года «дела шли не очень хорошо». Три тысячи большевиков подступили к городу Шенкурск, где находилось около тысячи белогвардейцев и 200 американских пехотинцев. Союзнические силы были вынуждены бежать, оставив боевую технику.
 
Двумя месяцами позже союзнические войска, преодолев снег по пояс, напали на деревню Большие Озерки, в результате чего около 700 красноармейцев были выведены из боя. Однако дело Белой армии постепенно начинало «рушиться», и вскоре американские солдаты-пехотинцы были эвакуированы в США.
 
Перед Американским экспедиционным корпусом «Сибирь», как отмечает The National Interest, была поставлена «ещё более необычная задача» — помогать выводить дружественные чешские войска.
 
В 1917 году в российской армии был сформирован Чехословацкий корпус, который добивался самостоятельности славянских территорий, входивших в состав Австро-Венгрии. Когда большевики решили прекратить военные действия с Германией, корпус начал вести переговоры о том, чтобы его отправили по Транссибу во Владивосток, откуда он смог бы эвакуироваться по морю в Европу. Однако в мае 1918 года Троцкий отдал приказ о разоружении и расформировании Чехословацкого корпуса.
 
Вильсон сочувствовал чехословакам. В августе 1918 года он отправил в Россию 7900 американских солдат из 27-го и 31-го пехотных полков и 8-й дивизии. Командовать этим экспедиционным корпусом Вильсон назначил генерала Уильяма Грейвса. Американский президент поручил Грейвсу охранять Транссиб и «сохранять нейтралитет», пишет издание.
 
Экспедиционный корпус высадился во Владивостоке, который тогда находился «в состоянии хаоса и анархии». Грейвс обнаружил, что Чехословацкий корпус не сильно нуждался в помощи, так как ему удалось освободить большую часть Сибири от Красной армии. В отличие от Белой армии на северо-западе, наступление Чехословацкого корпуса представляло серьёзную угрозу большевикам.
 
Тем не менее американские войска приступили к выполнению своей задачи — охране Транссиба — для того чтобы обеспечить отход Чехословацкого корпуса. Небольшим американским гарнизонам приходилось осуществлять ремонт железнодорожных путей, поскольку местные партизаны и погромщики часто устраивали диверсии.
 
Однако, как утверждает The National Interest, вскоре ситуация ухудшилась. В июне 1919 года большевистские части неожиданно напали на американцев у деревни Романовка, в результате чего погибло 24 солдата США. Мародёрствующие казачьи отряды представляли ещё большую опасность. Финансируемые Японией, казаки грабили, пытали и насиловали местное население. Американцы помогали противостоять набегам, а казаки в ответ похищали или убивали отдельных пехотинцев.
 
Российская зима также принесла экспедиционному корпусу «Сибирь» немало бед. Вместе с холодами большевики начали предпринимать контратаки и постепенно вытеснять Чехословацкий корпус из городов. В ответ генерал Грейвс начал проводить против большевиков наступательные операции.
 
Как отмечает издание, американские войска в Сибири участвовали в меньшем количестве крупных сражений, однако они были развёрнуты на более длительный срок. Экспедиционный корпус, потеряв 189 солдат, был эвакуирован лишь в 1920 году. Вскоре была образована Чехословацкая республика, и более 59 тыс. солдат Чехословацкого корпуса смогли вернуться на родину.
 
Вмешательство Вильсона в революцию в России было задумано с неопределёнными, ограниченными целями, которые неизбежно переросли в «невозможные амбиции». В сотрудничестве с союзниками, которые не разделяли одних и тех же целей, а также при ведении боевых действий на стороне местных сил, которые терпели неудачу за неудачей, вмешательство Вильсона было обречено на то, чтобы зайти в тупик. Кроме того, охранять обширные участки «негостеприимной территории» пришлось относительно небольшому количеству американских войск.
 
Позже СССР стал расценивать вмешательство США в Гражданскую войну как ещё один пример «вторжения Запада». Соединённые Штаты были добавлены в список «исторических противников», наряду с такими странами, как Франция, Германия, Швеция и Польша. Небольшие «неуклюжие» экспедиционные корпусы выполняли малозначительные задачи, они не предпринимали попыток проведения всеобщей кампании по свержению правительства в Москве. Тем не менее вмешательство США в Гражданскую войну стало первым признаком, что Россия и США будут обречены на то, чтобы вмешиваться в дела друг друга в течение следующего века, пишет The National Interest.

 

 
Ваш отзыв
*
*