Молдавский медийный рынок: игра в одни ворота

 

Молдавский медийный рынок: игра в одни ворота

post thumbnail

Правительство Румынии продолжит финансировать средства массовой информации в Республике Молдова. Об этом во время недавнего визита в Кишинев заявила госсекретарь департамента по связям с румынской диаспорой при Министерстве иностранных дел Румынии Наталиа Елена Интотеро.

Особую пикантность встрече чиновницы с дипломатами и представителями основных румыноязычных СМИ Молдовы придала сообщенная ей «новость», что «в информационном пейзаже доминируют российские СМИ», которые, мол, манипулируют населением в интересах Москвы.

Медиарынок

Немного условно средства массовой информации можно разделить по способу существования. Первая категория – коммерческие СМИ, существующие на доходы от рекламы, скажем, газеты «Логос-пресс» и «Комсомолка». Некоторые из них – российские бренды, но тут нельзя говорить о внешнем финансировании, поскольку местные партнёры так или иначе платят за российские материалы.

Другая категория – политические СМИ, существующие на деньги местных политиков. Можно говорить, что политики рассчитывают вернуть себе деньги позже, придя во власть, и таким образом размеры финансирования всё равно ограничены местными условиями. Но это нечто другое. Коммерческие массмедиа тоже с удовольствием берут политическую рекламу, однако их задача – рентабельность, а для политических получение прибыли может быть и важно, но вторично. Тут легко ошибиться – есть промежуточные формы организмов, скажем политические массмедиа, берущие деньги у любого, кто сделает политический заказ. Такие издания можно назвать равноудалёнными в той мере, в какой официант может быть равноудалённым от посетителей ресторана.

И третья категория – медиаресурсы, существующие на внешние деньги, то есть инструменты внешнего влияния. Скажем, радио «Еуропа либерэ». Или телевидение. Если мы обратим взор на местные телеканалы и сравним с объемом рекламных денег в республике, то станет ясно, что в Молдове столько телевидения быть не может. А оно есть. Естественно, у внешних денег – внешние задачи, которые могут не совпадать с интересами аборигенов.

Хорошо это или плохо? Хорошо, потому что есть возможность развиваться, растить профессионалов, создавать современные медиаресурсы на достойной материальной базе. И плохо, потому что внешние политизированные массмедиа участвуют в информационных войнах и заинтересованы давать обывателю не только информацию, но и дезинформацию,

Я бы сравнил медиарынок с гражданским обществом. Некоторые называют гражданским обществом совокупность разнообразных НПО. Но гражданское общество это – другое, это то, что останется через полгода после того, как отключат внешнее финансирование НПО.

Нельзя идеализировать коммерческие СМИ, у них есть свои недостатки. Прежде всего, это желтизна – ориентация на массового потребителя, часто очень неразвитого. И у политизированных СМИ есть свои изъяны, прежде всего тотальная ангажированность журналистов. Даже организация, называющая себя Центром независимой журналистики, на деле является заурядным пропагандистским центром, существующим на внешние деньги.

Коммерческие массмедиа идут на поводу у потребителя, давая ему самое простое и низкопробное. Политизированные – пытаются формировать взгляды обывателя, не давая ему информации и не позволяя думать самому. Внешние – представляют собой инструмент влияния. Что хуже?

Книжный рынок

Хотелось бы немного поговорить и об издательском рынке, хотя книжная продукция, вообще говоря, не является средством массовой информации. Но дело в том, что процессы на обоих рынках похожи и оказывают взаимное влияние.

Молдавский рынок книжной продукции совсем небольшой, что, вообще говоря, нормально. В Эстонии, например, книги часто издаются тиражом меньше 100 экземпляров, поскольку людей, читающих на эстонском, меньше миллиона. Было бы хорошо, если бы молдавские издательства присутствовали на рынках соседних стран – России, Украины, Румынии, но по разным причинам этого не происходит: таможенные рогатки, цена на бумагу, несостоятельность местных издательств. Понятно, что при небольших тиражах говорить о рентабельности трудно, и помощь государства культуре в маленькой стране совершенно необходима.

Если же книжный рынок будет полностью коммерческим, то «массовая культура» – боевики, эротика, детективы, женские романы, фэнтези, исторический лубок, псевдополитология – будут занимать до 90% рынка. В такой ситуации что-то более сложное продаётся плохо, а поэзия не продаётся совсем.

На книжных полках Кишинёва довольно много пропагандистской литературы на румынском языке. Мне случалось видеть атлас по истории ХХ века без упоминания о Второй мировой войне. Местная румыноязычная литература и театр нередко получают различные гранты и бывают политизированы. На прилавках можно встретить литературу крайне правого и радикально националистического толка, что, конечно же, является результатом внешнего влияния.

В Кишинёве есть сеть магазинов румынской книги «Либрэрия» (не путать с сетью «Про Ной»), есть издательства, существующие за счёт внешних денег. В русскоязычном сегменте рынка ничего похожего нет. Самый большой импортёр литературы на русском языке – «Библион» располагает всего двумя магазинами и является чисто коммерческим предприятием. Это легко заметить по ассортименту книг в кишинёвских магазинах – почти полное отсутствие современной русской литературы и местных русскоязычных авторов.

В таком же усечённом виде существует и рынок русскоязычных периодических изданий. Достаточно сказать, что даже в столице страны в последние годы нет общественно-политического журнала на русском языке (после того как перестали издаваться журналы «Паблик», «Городские истории», «Артишок»). Нет и многого другого. Большая часть российского рынка периодических изданий не имеет аналогов в Молдове, проще сказать – что есть. И так будет до тех пор, пока русскоязычная часть общества не выделит из своей среды какие-то структуры самоорганизации (на государство никакой надежды нет) или пока не появится внешнее финансирование.

Интересно, что такие инструменты влияния, как «Журнал ТВ» и «Публика ТВ» пытаются часть программ делать на русском, но пока без особого успеха. Недостаточно делать румынское телевидение на русском языке, чтобы его смотрели русскоговорящие зрители.

Будет ли сужаться сфера русскоязычных массмедиа?

Очевидно, что румыноязычных медиаресурсов значительно больше, чем русскоязычных. Но, с другой стороны, русскоязычные СМИ могут существовать без помощи правительства и внешних денег. Есть ли такие СМИ в румыноязычном сегменте рынка, я не уверен. В этом смысле русскоязычный сегмент довольно чистый – свободный от некоммерческих денег, и я не вижу, куда ему сжиматься. Сужаться он может только по естественным причинам, таким как увеличение доли электронных ресурсов или социальных сетей за счёт бумажных изданий.

Хорошего в этом, на самом деле, мало. Отсутствие инвестиций приводит к отсталости базы русскоязычных медиаресурсов, снижению уровня журналистики, и в результате потребитель всё чаще игнорирует местную продукцию, предпочитая российские телеканалы и Интернет. Но у местных СМИ есть своя социальная роль, которую московские СМИ выполнять не могут. Слабость местных массмедиа ведёт к деформациям в развитии русскоговорящего сообщества, что особенно чувствительно сегодня, в условиях нарастающего отчуждения между двумя частями молдавского общества.

Попытки искусственно сужать сферу действия русского языка предпринимаются регулярно (закрытие канала «НИТ») и ещё будут предприниматься, но есть надежда на то, что в недалёком будущем исчезнут различия между Интернетом и телевидением и запретить что-то будет сложнее.

Последние новости

Однако вернемся к визиту в Кишинев госсекретаря департамента по связям с румынской диаспорой при Министерстве иностранных дел Румынии Наталии Елены Интотеро. Успокоив встречающую сторону, что Бухарест продолжит финансировать средства массовой информации в Республике Молдова, она отметила, что «ни один из проектов, начатых при прежнем секретаре Еуджене Томаке, не будет прекращен, а также пообещала сохранить расходы на прежнем уровне, как это было при ее предшественнике, приоритетно выделив фонды из бюджета департамента на проекты в Молдове».

«Прибыв в Кишинев, – сообщает пресса, – Интотеро встретилась с послом Румынии Мариусом Лазуркэ, послом Молдовы в Бухаресте Юрием Реницэ, а также представителями основных румыноязычных СМИ Молдовы. В ходе встречи Наталию Интотеро проинформировали, что «в информационном пейзаже доминируют российские СМИ», которые манипулируют населением в интересах Москвы».

Чем интересно это сообщение?

Прежде всего, тем, что Румыния совершенно открыто действует в политическом и информационном поле Молдовы. По данным указанного департамента, она финансирует 25 СМИ в Молдове, и все они придерживаются ярко выраженной антироссийской позиции. Молдавские же власти прямо содействуют экспансионистской политике соседнего государства вопреки воле молдавских граждан, большая часть которых не считает себя румынами и не желает присоединения к Румынии.

В Молдове ретранслируются такие каналы, как ОТР, РТР, НТВ, но своеобразие ситуации в том, что местные держатели частот вырезают российские новости, заменяя их своими, далеко не пророссийскими. Это вызывает недоумение, такие каналы, как CNN или Deutsche Welle ничего похожего не позволили бы.

В результате информационное воздействие российских телеканалов на зрителя исключено, в отличие от румынских. Так что, заканчивая анализ молдавского медийного рынка, можно сказать, что информационная война в Молдове носит практически односторонний характер.

___________

Фото – http://ligarus.org/index.php/slid/2975-ligakp.html

http://rusedin.ru/2012/09/11/moldavskij-medijnyj-rynok-igra-v-odni-vorota/

Ваш отзыв
*
*